Боны Русско-Азиатского Банка
Банкноты, боны - Боны России

боны русско-азиатского банка

Зародившаяся еще ранее идея выпуска бон Русско-Азиатским Банком совместно с К. В. ж. д. не была оставлена Банком.

После Харбинских и Пекинских Совещаний 1917 года Банк неоднократно обсуждал возможность выпуска своих банкнот.

Проезжавший в начале 1918 года через Харбин председатель Правления Банка — А. И. Путилов отнесся к предположенному выпуску вполне положительно и по приезде в Шанхай совместно с дирекцией азиатских отделений Русско-Азиатского Банка окончательно разрешил вопрос о выпуске Банком своих бон.

По согласовании вопроса о выпуске с Управлением К. В. ж. д., в средине 1918 г. Русско-Азиатским Банком было заказано в Америке у известной фирмы по изготовлению банкнот «American Bank Note Company» бон на сумму 20 миллионов рублей.

Из них достоинств в 100 рублей на сумму 12.000.000 р.

50 копеек 500.000 р.

1, 3 и 10 руб 7.500.000 р.

Техника выпуска была поручена Харбинскому Отделению Банка, куда заготовленные боны и поступили к концу 1918 г.

Помимо помещенных на бонах в 1, 3, 10 и 100 рублей подписей Председателя Правления Банка — А. И. Путилова и Управляющего К. В. ж. д. — ген. Хорват, боны, уже в самом Харбине штемпелевались, литографским способом, подписью Управляющего Харбинским Отделением Банка — И. К. Пименова, с каковой целью в помещении самого Банка были установлены две машины. Не грифовались этой подписью лишь боны в 50 копеек.

Боны достоинством в 100 рублей, помимо указанных трех подписей, снабжались еще собственноручной подписью, чернилами, одного из доверенных Р.-Азиатского Банка: г.г. С. О. Волкова, Н. Н. Павлова, Б. М. Попова, М. Ф. Матеуса, С. А. Тюленева, В. В. Химикуса.

Этим лицам пришлось собственноручно подписать 120 тысяч экз. бон достоинством в 100 рублей. Работа потребовала более двух месяцев времени.

Лишь между 15-20 декабря 1918 года первые боны были заприходованы в кассу Банка и были зачислены на особый счет.

Боны всех достоинств занумерованы особым для каждого купюра порядковым нумером.

Бонам Русско-Азиатского Банка, получившим широкое распространение и охотно принимавшимся рынком, было дано на рынке наименование «хорватовских».

Постановление Кит. Вост. ж. дороги о выпуске Банком, по соглашению с дорогой, своих бон последовало в январе 1919 г.

Дорогой был опубликован нижеследующий

Приказ № 7.

Января 13-го дня 1919 года. По Китайской Восточной железной дороге о выпуске Русско-Азиатским Банком бон.

Недостаток мелких кредитных билетов в полосе отчуждения Китайской Восточной железной дороги, ставивший банки, Управление дороги, торговые предприятия и проч. учреждения, а также и все население в затруднительное положение при денежных расчетах, привел к необходимости Русско-Азиатский Банк, по соглашению с Управлением дороги, выпустить разменные боны — 50 к., 1 р. 3 р., 10 р. и 100 р. достоинства.

Означенные боны предназначены к обращению в пределах полосы отчуждения К. В. ж. д. наравне с государственными кредитными билетами образцов, выпущенных до 1917 г. включительно.

Прием платежей этими бонами, обмен и размен их на государстзеняыэ кредитные билеты производится беспрепятственно в отделениях Русско-Азиатского Банка в Харбине, Маньчжурии, Хайларе и Куаньченцзы.

Об'являя об этом, предлагаю:

1) Принимать означенные боны в кассы дороги беспрепятственно и без ограничения суммы в уплату сборов дороги и проч. взносов.

2) Производить, по возможности, беспрепятственный размен бон при производстве платежей на государственные кредитные билеты и обратно.

Основания выпуска подробно изложены в рассылаемых при сем плакатах, каковые надлежит вывесить на видных местах при кассах, для осведомления публики. Вр Управляющий дорогою В. Лачинов Главный Бухгалтер В. Астахов».

Исполнены боны очень тщательно и качество их вполне гарантирует от подделки.

На лицевой стороне, помимо приведенных выше подписей, значится указание, о достоинстве бона и номер и напечатано: «Русско - Азиатский Банк. Харбин. Настоящий бон принимается во всех кассах К.В. ж.д. равно как в отделениях Р.-Азиатского Банка в Харбине, Хайларе и Куаньченцзы, наравне с государственными кредитными билетами образцов, находящихся в обращении до 1917 года включительно. Подделка преследуется законом». На оборотной стороне цифрами и прописью указано достоинство бона и напечатано: «Русско-Азиатский Банк. Харбин» и изображен поезд с паровозом с дымящейся трубою.

На бонах в 50 копеек подписи Хорвата и Путилова напечатаны на оборотной стороне.

Спрос на боны был большой, выпускались они банкном крайне осторожно, небольшими партиями, а под конец — в течение второй половины 1919 года — Банк выпускал их лишь по особому — каждый раз — разрешению лиц высшей администрации Банка.

Надлежит обратить внимание, что понимая, что выпуск бон может быть истолкован как нарушение устава Банка, — Банк и его руководители пожелали внешне, как бы, устранить признаки кредитной операции от своего мероприятия по выпуску бон.

Последние не были обеспечены в требуемой пропорции металлом и не являлись обязательными к приему, но вместе с тем на них отсутствовала и надпись — обязательство Банка производить размен их на какие-либо другие денежные знаки. Приведенная выше надпись на боне говорит лишь о том, что «настоящий бон принимается кассами отделений Банка и жел. дор. наравне с государственными кредитными билетами образца до 1917 года включительно».

Как видим, текст самих бон отнюдь не соответствует обещанию приказа № 7 об «обмене и размене бон на государственные кредитные билеты». Банк оказался осторожнее железной дороги, хотя тот же приказ № 7 тоже достаточно осторожно предлагал кассам дороги «производить, по возможности, беспрепятственный размен бон».

На практике — обмен своих бон Банк производил только на зеленые — «керенские» ден. знака и лишь разницу — рубли, не умещавшиеся в керенские кредитные в 1000 или 250 руб.,— выдавал мелкими романовскими.

За 1920 г. средний курс 1 зол. рубля на «романовские» равен был 10 р., а на «хорватовские» — 11 рублям.

Возникавший еще в 1919 г. вопрос о дополнительном выпуске «хорватовских» отпал сам собою, после того как к концу года выяснился постепенный перевод жел. дороги своих расчетов на валюту. Начиная с 1920 г. «хорватовские» постепенно стягиваются жел. дорогой в свою кассу и вновь не выпускаются на рынок. Все это производится в естественном порядке, постепенно и без каких-либо особых об'явлений дороги или Банка.

Одновременно дорога устанавливает обязательный курс на эти ден. знаки на золотой рубль и постепенно без шума и протестов отучает смотреть на них, как на действительное платежное средство.

К середине 1920 г. «хорватовскими» денежными знаками рынок перестает интересоваться.

Майский 1920 г. приказ № 170 Управляющего К. В. жел. дор. ограничивает прием в кассы дороги кредитных билетов, не делая исключения и для своих бон.

Впоследствии — на протяжении последних лет — курс хорватовских хотя и фиксировался еще некоторое время биржей, но являлся номинальным, так как сделок на них не происходило.

Наблюдалось иное явление — случайные обстоятельства: слух о том или ином событии, связанном с К. В. ж. д., немедленно вызывал охотников поставить ставку на «хорватовки», так. например, в январе 1924 г. в связи с муссировавшимися слухами о возврате на дорогу ген. Хорвата, началась усиленная скупка «хорватовок» — в чаянии обмена их на валюту.

Позднее — в марте 1924 г. некие владельцы этих бон сделали попытку пред'явить в китайском Окружном Суде Особ. Района Вост. Провинции Китайск. Республ. — иск к Русско-Азиатскому Банку, требуя оплаты имеющихся у них «хорватовок» из расчета — 1 руб. зол. за 5 р. хорватовскими.

«Истцы в своем исковом прошении указывают, что они не могут признать за Русско-Азиатском Банком, как за частным кредитным установлением и притом для Китая — иностранном, права выпуска в обращение в Китае денежных знаков.

Боны Банка могут рассматриваться лишь, как частные обязательства Банка, выпущенные в русских денежных знаках.

Истцы считают, что держатели бонов, выпущенных Русско-Азиатским Банком, имеют право требовать возврата им банком денежных знаков той же ценности, которую имели бумажные русские рубли в период выпуска в обращение бонов Банка».

Дело это и по сие время находится в судебном производстве, и на удовлетворение иска расчитывать трудно, но сам факт иска поднял интерес к хорватовским и держатели не проявляли желания расстаться с ними.

Не располагая точными сведениями о количестве возвращенных обратно бон Русско-Азиатского Банка, можно все же полагать, что «эмиссия» эта дала Банку возможность содержать в течение полутора лет весь свой аппарат и, кроме того, помогла ему сохранить свою валютную наличность, сохранить которую при иных обстоятельствах ему врядли удалось бы.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить