225 лет назад в России появились бумажные деньги
Банкноты, боны - Боны СССР

225 лет назад в россии появились бумажные деньги

Анатолий Алехов

Знаменитый путешественник Марко Поло (1254 — 1324) в своей «Книге» описал процесс изготовления бумажных денег в Китае. Известно, что в 1396 г примеру китайцев последовали вьетнамцы.

Но в самой Европе новый вид денежного обращения укоренился лишь в XVII столетии. Пионером считается швед Ю Пальмструк, основавший в 1656 г ссудный и вексельный банк. Последний как явствует из его наименования, поначалу выпускал векселя — долговые документы, содержащие обязательство уплатить определенную сумму в указанный срок. А через пять лет появились банковские кредитные билеты, или банкноты, то есть собственно бумажные деньги.

Спустя еще 29 лет первые банки открылись на территории британских колоний в Америке (нынешних США), а в 1694 г — в Англии В 1716 г шотландец Джон Ло под покровительством регента Филиппа Орлеанского основал акционерный банк во Франции (подробнее об этом рассказано в статье «Финансовая эпидемия» в настоящем номере)

Скоро о европейских финансовых новшествах прослышали в России. Торговый человек Семен Гаврилов по возвращении из Швеции в 1663 г написал царю челобитную: «… да у них же ныне вместо денег учинены бумажки вместо золотых и ефимков дают нам такие бумажки на них покупаем товары с великою передачей». Но тогда это не вызвало особого интереса.

В допетровской России существовала монетная система обращения, которая устраивала всех. Но с развитием хозяйства во время реформ Петра I возникли сложности. Скажем, вес медных монет на сумму 1000 рублей составлял более 65 пудов — поэтому купцы передвигались из города в город с обозами, груженными деньгами. О рискованности подобных путешествий можно и не говорить — всем известно как неспокойно было в те времена на провинциальных дорогах. А если, например, задерживалась доставка многопудового жалованья в удаленный воинский гарнизон — дело подчас грозило кончиться бунтом.

Но царю-реформатору не удалось поколебать устойчивость многовековой традиции единственным средством платежа по-прежнему оставались монеты. Хотя первые ласточки появились в 1712 г рудных дел промышленник Даниил Воронов предложил выпустить государственные кредитные билеты, причем не из бумаги а из дерева — для прочности Более того император пытался выписать в Россию для передачи опыта вышеупомянутого Джона Ло, но тот так и не приехал

Все же постепенно дело сдвинулось с мертвой точки 16 мая 1729 г , при Петре II, вышел в свет первый российский вексельный устав а 21 июля 1758г по указу императрицы Елизаветы в обеих столицах были учреждены банковские конторы вексельного производства. Впрочем купцы еще за год до указа начали покупать товары в провинции и продавать их в Петербурге, сразу же получая плату по векселям. Банковские конторы обменивали желающим звонкую монету на векселя, по которым выдавались наличные в других городах.

Европа тем временем ушла далеко вперед там уже вовсю применяли так называемые переводные векселя, содержащие индоссамент — передаточную надпись, которой оформлялась передача векселя другому лицу. Такой документ фактически являлся полноценным средством обращения — тогда как простые векселя выпускаемые русскими банками, могли выполнять лишь функцию долговых обязательств. Получалось, что вся их роль сводилась к некоторому снижению дефицита наличных и ускорению оборота, а настоящими деньгами, как и прежде, считались только монеты.

Кстати, и они к середине XVIII в начали причинять правительству беспокойство. Бурное развитие промышленности и торговли в 1750-е гг. привело к значительному увеличению потребности населения в деньгах. С другой стороны, расходы на государственном уровне систематически превышали доходы, росли недоимки по подушной подати и другим сборам А тут еще Семилетняя война, к концу которой дефицит госбюджета подскочил с 1,25 до 8,1 млн руб.

В 1759 г Кенигсберг был присоединен к России — в связи с чем Монетный двор целых три года производил медяки для новой губернии и совсем не чеканил серебряных монет. Остававшееся в обращении серебро постепенно скапливалось в руках частных лиц, и довольно скоро медные пятаки и копейки стали главным средством платежа.

Но и с ними творились неприятности из каждого пуда меди, реально стоившего 4 — 6 руб , изготовляли пятаков на сумму 40 руб. — то есть номинал монет намного превышал их истинную стоимость Правительство искало выход из положения В 1744 г генерал-прокурор князь Шаховской предложил изъять обесцененные пятаки и заменить их банковскими билетами — цеттелями (по-немецки — записка , этикетка ) Но заупрямился Сенат билеты по тому ж в России не токмо не заобыкновенное и незнаемое дело, но и самое вредительное и весьма хуже нынешних пятикопеечников, ибо те внутреннюю доброту имеют, а билеты оной иметь не будут .

Лишь 18 лет спустя о предложениях Шаховского вспомнили Этому предшествовал указ императора Петра III о выпуске монет по новым образцам — золотых, серебряных и облегченных медных Кроме того, правительство принялось строго контролировать поступление в казну серебра 18 мая 1762 г тайный секретарь Д Волков огласил подписанное самодержцем повеление, в котором говорилось, что Его Императорское Величество находит удобное и ближайшее средство в делании банкоцеттелей. А 25 мая последовал царский указ об учреждении Государственного банка с правом выпуска билетов достоинством в 10, 50, 100, 500 и 1000 руб. Банк должен был открыться 1 июня. Но тремя днями раньше дворцовый переворот сбросил Петра III с престола.

После воцарения Екатерины о банке надолго забыли. Между тем финансовое положение страны оставалось тяжелым В июне месяце 1762 года Россия закончила обременительную войну (Семилетнюю — А.А.) Финансы истощены были до такой степени, что ежегодно оказывался недочет в 8 млн рублей, не считая уплат по государственным долгам, что простиралось до 13 миллионов Армия не получала жалованья за три месяца , — констатировала царица в одной из своих записок.

Требовались срочные меры по приведению расстроенных российских финансов в порядок. Внимание императрицы сосредоточилось на состоянии монетного производства. Все серебряные монеты были приведены к единой пробе, началась массовая чеканка пятаков и копеек из улучшенной меди. Но последнее вновь вызвало вымывание серебра из обращения — государственный контроль оказался малоэффективен. Кроме того, тяжелые и мелкие по номиналу медяки по-прежнему создавали неудобства при торговле между городами.

В 1766 г генерал-губернатор новгородский, тверской и псковский Я Е Сивере обратился к государыне с запиской, в которой вновь поднял вопрос о цеттелях , аргументируя их полезность убедительно и со знанием дела он много лет провел в Европе и досконально изучил деятельность тамошних банков. Но воспротивилось ближайшее окружение императрицы — в первую очередь князь Вяземский Записка Сиверса осталась без ответа.

А через два года грянула русско-турецкая война Тут уж всем стало ясно, что деваться некуда военная кампания требовала огромных расходов, а пятаками не очень-то повоюешь. Князь Вяземский «развернулся» на 180 градусов и сам внес проект выпуска ассигнаций — банковских билетов — на сумму 3 млн. руб. Решение Государственного совета гласило Для начинающейся войны учредить бумажные ассигнации, утвердя к ним точно ту доверенность, какая есть к настоящим деньгам 29 декабря 1768 г Совет в присутствии Екатерины рассмотрел и одобрил проект Манифеста об установлении в обеих столицах банков для вымена государственных ассигнаций Документ был обнародован 1 февраля 1769 г — эта дата и вошла в историю как день рождения российских бумажных денег.

Первая эмиссия включала 10 000 ассигнаций достоинством в 25 руб , 5000 по 50, 3333 по 75 и 2500 по 100 руб. Конторы и коллегии получили право употреблять их в расход наравне с деньгами, только с тем предписанием, чтоб в платеже ассигнации не составляли более четвертой части платежа, разве именно кто просить будет, чтоб оных получить больше. Как видно российские финансисты на первых порах осторожничали.

Бумагу для новых денег изготавливала Красносельская фабрика под наблюдением командированных из Питера экзекуторов. Кстати, владельцем фабрики был граф Карл Сивере, дядя того самого Я. Е. Сиверса. Для защиты ассигнаций от подделки служили, во-первых, водяные знаки, во-вторых, подлинные подписи должностных лиц и, в-третьих, рельефные тисненые изображения, помещенные внутри двух вертикальных овалов в центре банкноты. Теперь такой способ тиснения принято называть конгревным — по фамилии англичанина Уильяма Конгрева, который по традиции считается его создателем, хотя и родился спустя три года после того, как приписанное ему нововведение начали применять в России.

Водяной знак представлял собой текст, расположенный по периметру прямоугольника слева и справа — государственная казна , вверху — любовь к отечеству , внизу — действует к пользе оного По краям рамки размещались узорчатые линии, а по углам — гербы Астраханского, Московского, Казанского и Сибирского царств.

Несмотря на надежные, казалось бы, меры защиты, без неприятностей не обошлось. В июне 1771 г Правление банков информировало Госсовет о переправленных (из 25 - в 75-рублевые) ассигнациях. Первыми фальшивомонетчиками нового поколения оказались некие канцелярист Николаев и сержант Шуляпин. Для императрицы сообщение прозвучало громом среди ясного неба.

У населения бумажные деньги на первых порах пользовались большой популярностью по свидетельству современника, их принимали даже охотнее, чем серебро и медь. Действительно, преимущества бумажек , особенно при переводах и транспортировке, неоспоримы. Но из-за продолжавшейся войны с Турцией суммарная товарная масса росла значительно медленнее денежной В стране началась инфляция Правительство создало стабилизационный фонд, в огромных количествах чеканя медную монету — общая эмиссия за время войны достигла 27 млн руб. Однако и это не помогло курс бумажного рубля к серебряному неуклонно падал (поначалу всего на копейку в год, затем быстрее).

В 1786 г директор Петербургского банка А. П. Шувалов получил согласие Екатерины на увеличение числа находящихся в обращении ассигнаций до 100 млн руб. Князь Вяземский энергично возражал, но государыня осталась непреклонна Последствия не заставили себя ждать уже к концу царствования Екатерины за бумажный рубль давали 79 копеек.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить